Вчера на пикетах против безумных поправок Елены Мизулиной в Москве были задержаны 30 активистов. ЛГБТ-повестка всегда вызывает настоящую злобу со стороны силовиков, даже если речь идет о праве на жизнь и свободу, поэтому после первого развернутого плаката полицейские забрали в автозак всю пикетную очередь.

Случай небывалый, ведь одиночные пикеты долгое время оставались последним оплотом гражданского общества и единственной возможностью выйти на улицы без риска быть кинутым за решетку. Видимо, теперь времена изменились.

Задержанные без причины юноши и девушки провели за железными дверями Тверского и Басманного отделов ОВД больше шести часов, и все это время терпели насмешки и издевательства.

К ним долго не пускали адвоката и не разрешали передачи, а участника Молодежного Гражданского общества Мурата Мукашева избили в закрытой камере за то, что он показался полицейским похожим на представителя ЛГБТ.

К концу дня многих из активистов отпустили, но не все в тот вечер вернулись к себе домой. По интернету моментально разлетелась фотография, на которой силовик в маске угрожающе тыкает пальцем в лицо хрупкой рыжеволосой девушке с косичками, Миле Земцовой, которая вышла на акцию в качестве журналиста. У Милы была пресс-карта и редакционное задание, но она осталась ночевать в отделении. Полицейские за смелость в отстаивании своих прав назначили ее организатором митинга.

Задержание Милы Земцовой

Но Мила была не единственным человеком, которого оставили в отделении на ночь.

Вместе с ней осталась Полина Симоненко — трансгендерная девушка и ЛГБТ-активистка. В отличие от других задержанных, которых оформляли по ч. 2 ст. 20.2, Полине приписали ч. 8 ст. 20.2 КоАП, неоднократное нарушение законов о митингах — самую жесткую часть статьи, по которой ей грозит арест до тридцати суток или штраф до трехсот тысяч рублей.

Как и другим задержанным, Полине удалось развернуть плакат только в ОВД

О задержании Полины СМИ писали не слишком много, только две небольшие заметки в ОВД-Инфо и РБК.

В отделении полицейские обращались с ней грубо и оскорбительно, намеренно называли по паспортному имени. Ведь трансгендерных людей для полицейских не существует, они не укладываются в их картину мира.

Очень часто, находясь под арестом, трансгендерные люди оказываются под двойным огнем: они вынуждены терпеть неудобные вопросы, насмешки, угрозы публичного аутинга и применения насилия. И официальные СМИ практически никогда не сообщают об этом.

Полина переехала из Сибири в Москву 7 лет назад и училась на филологическом факультете. Она чинит редкие музыкальные инструменты и знает семь языков, включая норвежский, санскрит и фарси. А ещё она призерка заключительного этапа Всероссийской олимпиады школьников по русскому языку. Три года назад она приняла свою трансгендерность и начала гормональную терапию.

Пикеты против поправок Мизулиной — далеко не первая акция, в которой участвовала Полина, в последние четыре года она успела поучаствовать во всех крупных акциях: выходила за свободу Юлии Цветковой, участвовала в пикетах против преследования ЛГБТ в Чечне, в митингах, организованных Либертарианской Партией летом 2019 года, в пикетах за освобождение участников московского дела.

Плакат Полины с одиночного пикета в поддержку участников Московского дела

Первый раз Полину арестовали 20 октября 2019 года. Тогда она в один день с активисткой Бессрочки Ольгой Мисик вышла на одиночный пикет на Красной площади. Ольга Мисик стояла с пустым плакатом, а Полина - с плакатом, на котором было написано «Смерть».

Полину задержали и присудили ей 10 суток ареста по ч. 8 ст. 20.2 КоАП, заседание вел тот самый судья Криворучко, специализирующийся на политических делах. Про арест Полины тогда писали ОВД-Инфо и Медиазона.

За проведенные в камере 10 дней Полине пришлось столкнуться со всей несправедливостью российской правоохранительной системы. Полицейские вели себя по-хамски: смеялись над ней, называли «оно» и придумывали прозвища.

Поначалу они угрожали бросить ее в общую камеру к арестантам-мужчинам, потом передумали и посадили в одиночную камеру. Но Полина не сдавалась и не падала духом, она читала книги по программированию, писала рассказы и готовилась выйти на свободу еще более сильной. После освобождения, на выходе ее встречали большой дружной толпой.

Радио Свобода взяла у Полины большое интервью после ее освобождения, в котором она рассказывала о своей жизни, своих взглядах, аресте и отношении окружающих.

Сейчас Полина снова задержана и ей грозит длительный срок. Она снова может оказаться в опасности в общей камере или лишиться важных лекарств. За нее не заступится государство, потому что государство заинтересовано только в показательном насилии и не способно защищать интересы своих граждан.

Трансгендерные люди в России — это невидимые люди, общество ничего не знает об их проблемах и не представляет, с чем им приходится сталкиваться каждый день в повседневной жизни. Им приходится жить в страхе перед тем, что окружающие узнают их изначальный биологический пол, их увольняют с работы, от них отказываются собственные семьи. Многие из трансгендерных людей хотя бы раз в жизни подвергались насилию на улице за внешний вид или неправильный взгляд.

Мы считаем, что у каждого есть право на жизнь и свободу, и что законы, отнимающие у людей их базовые права, несправедливы по своей природе.

Мы требуем, чтобы Полину Симоненко отпустили так же, как требуем свободу Миле Земцовой. Мы считаем, что страна должна знать своих самых смелых и честных людей.

#СвободуПолине #СвободуПолинеСимоненко

Текст написан Antony Nightcrow и подготовлен к публикации ЛГБТ+ Фракцией.
Заглавная иллюстрация — Алина из нашей фракции.